AGT Journal

Креативные городские пространства как места реализации молодежи

Эксперты компании
Аннотация. Статья посвящена анализу роли креативных пространств в самореализации городской молодежи. Креативные пространства в большей степени ориентированы на создание благоприятных условий для просветительской деятельности, а также на снижение миграционных настроений творческой и продвинутой молодежи, чем на получение экономической выгоды. В статье представлены результаты исследования двух креативных пространств Казани. Была использована качественная методология. Основной исследовательский вопрос фокусируется на понимании того, какие возможности креативные пространства предлагают для городской молодежи в национальном регионе, а также какую роль играет локальная специфика для развития креативных пространств и для формирования привлекательного образа города в глазах молодежи.
Ключевые слова: Креативная экономика, креативные индустрии, креативные пространства, креативный класс, молодежь, городская молодежь, образ города.

Creative spaces as places of self-realization for youth (the example of Kazan)
Garifzianova A. R., Kladova A. A.
Kazan Federal University, Kazan, Russia
Abstract. The article is devoted to the analysis of the role of creative spaces in the self-realisation of urban youth. Creative spaces are more focused on creating favourable conditions for educational activities, as well as on reducing migratory attitudes of creative and advanced youth than on obtaining economic benefits. The article presents the results of a study of two creative spaces in Kazan. A qualitative methodology was used. The main research question focuses on understanding what opportunities creative spaces offer for urban youth in the national region, as well as what role local specificity plays for the development of creative spaces and for the formation of an attractive image of the city in the eyes of young people.
Keywords: Creative economy, youth, urban youth, creative industries, creative class, creative spaces, image of the city.

Креативные (творческие) пространства как составляющая творческих индустрий содействуют переустройству городов в глобальные инновационные центры [1]. Согласно многим экспертам, креативные индустрии определяются как сферы занятости, в которых люди благодаря использованию интеллектуальной собственности в процессе творчества производят экономические ценности [2-6]. Креативные же пространства осмысливаются как локальные городские места, ставшие точкой взаимодействия людей, различных культур и их взглядов. Современные исследователи города называют такие площадки «третьими местами» в городе [7-8]. Креативные пространства дают возможность молодым горожанам проявлять себя и менять среду вокруг себя. Молодежь развивает новые формы социального участия в городе. К ним относят, например, волонтерскую деятельность, благотворительность, формирование сообщество и др. [9]. Сюда же мы можем отнести и участие в создании креативных пространств. Молодежь сегодня стремиться быть причастной к делу по улучшению окружающего её мира и прежде всего того места, где они живут. По мнению ряда социальных исследователей, наиболее активными агентами креативных индустрий являются молодые люди, проживающие в городе [10]. Таким образом, именно городская молодежь сегодня становится важным субъектом городских изменений, в том числе и появления/развития креативных пространств.

В представленной статье речь пойдет о региональной специфике возникновения/развития креативных пространств, где активную роль играет городская молодежь. В фокусе нашего внимания поставлен вопрос о рассмотрении молодых людей, как активных агентов креативного класса. Мы полагаем, что деятельность в креативных пространствах позволяет молодежи проявлять свою агентность. В данной статье мы на конкретных кейсах проанализируем, каким образом создаются творческие пространства, каковы мотивы участия молодежи, есть ли специфика в регионах и какие возможности для самореализации творческие пространства могут предоставить городской молодежи.

Для изучения специфики отдельных креативных пространств мы использовали качественную методологию. Объектами нашего анализа стали два пространства, имеющих разный тип организации. Так, одно из них организовано «снизу», т.е. местными молодыми активистами; а второе пространство организовано «сверху» при активном участии городских властей (по типологии Е.Н. Кузинер и Д.С. Петруниной) [8, с. 342-342]. В качестве первого кейса был выбран центр современной культуры «Смена», вторым кейсом стала Национальная библиотека Республики Татарстан. Оба пространства находятся в центральной части Казани – Вахитовском районе, изначально это место притяжения в городе.

Собрать данные и погрузиться в повседневную реальность исследуемых пространств позволил метод включенного наблюдения. В качестве дополнительного метода применялось ментальное картографирование. Благодаря этому методу мы смогли получить информацию о субъективных восприятиях респондентами территории. Основным методом исследования были экспертные и полуформализованные интервью. Исследование проводилось в два этапа: первый этап в феврале 2022 г., в рамках которого были взяты 3 экспертных интервью; второй этап был реализован в 2023 г. и было взято всего 16 с молодыми людьми в возрасте 18-35 лет, являющимися сотрудниками и организаторами креативных пространств, а также резидентами и посетителями.

Центр современной культуры «Смена» как инициатива «снизу»
Развитие креативной экономики в нашей стране началось в 2008-2010 гг., это способствовало появлению и новых типов пространств, получивших в дальнейшем название "креативные". В Казани развитие креативной экономики, напротив, началось с появления первых небольших творческих пространств, организованных «снизу», по инициативе тех, кто начинал развивать креативные бизнесы: «Смена открылась в 2013 году, и тогда начали организовывать всякие фестивали, выставки или ярмарки, стали заниматься разными культурными, книжными проектами» (М, 32, Смена, организатор).

Появление "Смены" было связано с желанием инициативных молодых людей решить некоторые городские проблемы, что способствовало бы также разрешению их личных проблем: «э-э, например, появлялся интерес у кого-нибудь к художнику какому-нибудь, мы делали его выставку…» (М, 32, Смена, организатор).

«Смена» способствовала не только поддержанию местного творческого сообщества, но и содействовала созданию «места притяжения» для креативной городской молодежи. С другой стороны, «Смена» оказывала содействие формированию новой специфик. Казани, влияла на образование нового имиджа города.

Основной сферой деятельности «Смены» стало книжное дело, в результате чего в пространстве появился независимый книжный магазин, ориентированный на научно-образовательную литературу. Позднее также при «Смене» открылось небольшое издательство, которое стало выпускать книги, отражающие локальный контекст город. В результате это стало одним из инструментов отражения городской специфики как для приезжей публики, так и для местных жителей: «Мы хотели сделать современное издательство про казанский контекст. Была идея того, э-э, чтобы усложнит практики взаимодействия с городом у жителей, да и у тех, кто приехал сюда впервые» (М, 32, Смена, организатор).

В результате ведущая цель деятельности «Смены» сегодня – «усложнить этот мир» (М, Смена, 32, организатор). В Центре современной культуры «Смена» активно взращиваются новые идеи, которые далее и превращаются в итоговые креативные продукты, благодаря тем стратегическим партнерствам, которые образуются там. Однако итоговый продукт в основном связан с образовательной деятельностью, это связано с центральной идеей усложнения мира. Это также, однозначно, определяет и публику данного пространства, которая представлена по большей части образованной молодежью.

«Национальная библиотека» как креативное пространство «сверху»

В 2020 г. в Казани по инициативе местных городских властей было принято решение преобразовать здание бывшего национального культурного центра (НКЦ) в креативное пространство. В основу нового центра легла библиотечная деятельность. В здание открывшегося творческого пространства был перенесен фонд Национальной библиотеки Республики Татарстан, однако новая библиотека стала предоставлять больше возможностей, чем классическое здание библиотеки.

«Нам предложили в 2020 году открыть театральную площадку на территории самой библиотеки. [Представитель власти 1] предложила Углу стать резидентами. Во время локдауна, 20 августа открылась сама библиотека» (Ж, 27, Библиотека, сотрудница резиденции).

На ряду с библиотечным пространством, на территории креативного пространства появились также помещения для резидентов, изначально созданные под конкретные организации, а также лекторий и выставочное пространство. С точки зрения данного исследования, интересным также оказалось, что книжный магазин «Смена» также расположилась в пространстве библиотеке в качестве резидента. Однако коммуникация между резидентами библиотеки практически отсутствует. Неформальное взаимодействие создает стимулы для творческого «раздражения» [11] и важно для производства креативного инновационного продукта. В связи с тем, что резиденты практически не общаются друг другом, библиотека слабо реализует свой потенциал как креативное пространство:
«…резиденты у нас есть, но это отдельная организация, они тут арендуют пространство, поэтому они сами по себе, хотя зона ответственности у библиотеки большая» (М, 30, Библиотека, сотрудник библиотеки).

Кроме осуществления библиотечной деятельности, данное пространство транслирует яркий этнический образ города через разного рода мероприятия. Однако, в связи с тем, что резиденты практически не общаются друг другом, библиотека слабо реализует свой потенциал как креативное пространство.

Сегодня Национальная библиотека республики Татарстан привлекает не только молодежную аудиторию, но и людей разных возрастов. Кроме осуществления библиотечной деятельности, данное пространство способствует поддержанию и созданию образа города и формирования городской идентичности. Однако, в связи с тем, что резиденты имеют низкий уровень коммуникации между друг другом, библиотека слабо реализует свой потенциал как креативное пространство.

Молодежь активно включается в профессиональную деятельность как «Смены», так и библиотеки. Ключевым мотивом включения становится возможности для самореализации. Например, девушка-филолог рассказала, что Смена» открыла для нее новые возможности в профессионально деятельности: «я хотела бы стать критиком, а Смены именно такое место, где можно глубже изучить все эту книжную кухню» (Ж, 21,Смена, сотрудник).

Сравнение изученных кейсов позволяет также сделать вывод о том, что оба креативных пространства декларируют о своей открытости. Это прослеживается в доступности посещения данных мест для любых социальных групп, а также в возможности свободного использования творческих площадок жителями города, например, для организации своего мероприятия или выставки:

«Любой читатель, который зарегистрирован у нас, а-а, он может приходить и делать то, что ему хочется, по-разному пользоваться этим пространством» (М, 30, Смена, сотрудник).

Однако научно-образовательная специфика, которая характерна обоим организациям, все же диктует участникам пространства определенные правила. В приоритете оказывается интеллектуальная молодежь и творческие профессионалы. Иными словами, существуют некие границы, которые и определяют круг своих и чужих, в том числе и среди посетителей:

«Тема заходит, если она связана с искусством, либо фотографией, бывают религиоведческие лекции. В общем, у Смены специализация больше такая образовательная» (М, 31, Смена, сотрудник).

Подобный отбор не означает полного закрытия пространства, но это все становится причиной того, что ряд городских сообществ перестает воспринимать это место как «свое» [8, c. 344-345]. «Смена» и библиотека не занимают критической позиции по отношению к другим социальным группам, но все же они транслируют незначительные символические деления аудитории на «своих» и «других».

Таким образом, в ходе исследования было выявлено, что креативных пространств, осуществляющих свою деятельность на территории города Казани, сегодня для молодежи недостаточно. Созданные нашими информантами ментальные карты показали, что у существующих креативных пространств нет узнаваемых образов, а их взаимосвязь друг с другом и городских пространством крайне слабая. Однако у молодых людей формируется явный запрос на такие места. Именно благодаря деятельности творческих пространств Казань для них становится привлекательным городом. Так, среди наших информантов были те, кто переехал сюда с целью трудоустройства в исследуемых кейсах.

Современная городская молодежь считает, что именно увеличение числа креативных пространствах делает город более привлекательным. Креативные индустрии сегодня являются неотъемлемой частью городской инфраструктуры. Рассмотренные кейсы показывают, что творческие пространства могут иметь разный тип организации. Свое влияние на молодежную аудиторию они оказывают через событийную программу и транслируемые ценности. Деятельность обоих изученных пространства способствует воспроизводству и конструированию локальной городской идентичности, поэтому часто реализуют разного рода краеведческие проекты. Говоря о влиянии данных пространств на молодежь, в первую очередь, они способствуют ее культурному просвещению, но также создают условия для самореализации молодых людей.


Список литературы / References
1. Елисеева Е.В. Роль креативных пространств в современной городской среде // Вопросы науки и образования. – 2017. – № 6(7). – С. 170-173.
2. Кузинер Е.Н., Петрунина Д.С. Креативные пространства как «третьи места» в регионах России // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. – 2022. – № 6. – С. 341-343. URL: https://doi.org/10.14515/monitoring.2022.6.2316 (дата обращения: 01.06.2023). DOI: https://doi.org/10.14515/monitoring.2022.6.2316.
3. Матецкая М.В. Культурные индустрии как инновации в культуре, менеджменте, технологиях. URL: http://www.hse.ru/data /2012/01/31/1269679204/Matetskaya_men_2011.pdf (дата обращения: 23.10.2023).
4. Морозов С.А. Культурные индустрии vs креативные индустрии // Культурная жизнь Юга России. – 2016. – №4. – С.145-148. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kulturnye-industrii-vs-kreativnye-industrii (дата обращения: 02.08.2023).
5. Нартова Н.А. Гражданственность и социальное включение городской молодежи в современной России: дис. канд. социол. наук: Phd. – М., 2021. – 90 с.
6. Ольденбург Р. Третье место. Кафе, кофейни, книжные магазины, бары, салоны красоты и другие места «тусовок» как фундамент сообщества. – М.: Новое литературное обозрение, 2014. – 456 с.
7. Плотичкина, Н.В., Стрельцова Д.О. Молодежь в креативных индустриях г. Краснодара: проекты и практики // Вестник Самарского муниципального института управления. – 2016. – № 1. – С. 119-129.
8. Реквиц А. Общество сингулярностей. О структурных изменениях эпохи модерна – М.; Берлин: Директмедиа Паблишинг, 2022. – 400 с.
9. Флиер А.Я. Культурные индустрии в истории и современности: типы и технологии // Личность. Культура. Общество. – 2013. – №1 (77). – С. 88-103. URL:http://www.zpujournal.ru/ezpu/2012/3/Flier_Cultural-Industries (дата обращения: 02.08.2023).
10. Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. – М.: Издательский дом «Классика-ХХI», 2007. – 421 с.
11. Roodhouse S. The Creative Industries: Definitions, Quantification and Practice // Cultural Industries: The British Experience in International Perspective. Humboldt University Berlin, Edoc-Server. – 2006. – P. 13-32. http://edoc.hu-berlin.de (accessed 23.10.2023).

Информация об авторах
Гарифзянова Альбина Раисовна, кандидат философских наук, доцент, Казанский (Приволжский) федеральный университет, Институт социально-философских наук и массовых коммуникаций, кафедра общей и этнической социологии. E-mail: albina.garifzyanova@gmail.com
Кладова Анастасия Андреевна, магистр, лаборатория социологических исследований Казанского (Приволжского) федерального университета, лаборант. E-mail: Anastasia.Kladova@mail.ru.